Время, которое изменило мою жизнь

 

Сейчас я хотел бы поговорить о тех днях, которые в корне изменили мою жизнь. В моей карьере был единственный момент, когда я был готов к тому, чтобы покинуть «Ювентус». Это произошло бы в том случае, если бы в команде и дальше работал Фабио Капелло. К сожалению, между нами не сложилось тех отношений, которые могли бы мотивировать меня оставаться в команде. Я понимал, что задерживаться еще на год не имеет смысла, причем вне зависимости от того, будет команда выступать в Серии А, или уйдет в Б.

 

В принципе, я уже был на пороге решения о том, чтобы покинуть Турин и уехать за границу, так как из уважения к болельщикам я не хотел продолжать карьеру в Италии и играть против своей команды, хоть мне и пришлось бы ради этого поменять все: страну, язык, ментальность, саму манеру игры в футбол.

 

В те дни я много думал о той команде, в которой мог бы играть. Почему-то я не представлял себе клуб-гранд, все чаще в мою голову приходила мысль о небольшом коллективе с определенными амбициями, который базировался бы в красивом городе и имел бы прекрасных болельщиков, которые даже представить себе не могли бы всех тех лавров, которыми обладал «Юве».

 

Идея внести свой вклад в создание небольшого клуба была единственным, что могло отвлечь меня от трагичных мыслей о том, как это будет - покинуть «Ювентус» и Италию. Ранее я сказал о том, что мое решение было болезненным, однако это слово кажется немного упрощенным, на деле же то, что я чувствовал, было истинной трагедией.

 

Принимая решение, я вспоминал тринадцать лет своей жизни, которые включили много прекрасного и не очень: травму, поражения, ошибки. Важным было то, что каждый раз, когда я ошибался, я находил в себе силы встать и идти дальше, и каждый раз это происходило в одной и той же футболке. Каждая из этих ошибок делала мою связь с «Ювентусом» еще более прочной. В итоге после тринадцати лет я был единственным человеком, который выиграл с «Юве» все, что только можно было выиграть. На тот момент эти отношения уже давно выросли из чисто футбольных во что-то куда более глубокое и судьбоносное. Я прекрасно понимал, что ни одна другая команда никогда не даст мне столько, сколько дал мне «Ювентус». Конечно, я думал и об отношениях с болельщиками, понимая всю важность того, что они уже давно называли меня символом клуба. Это имеет для меня совершенно особенное значение, ведь когда ты принимаешь решение в такой обстановке, ты понимаешь, что оно затронет не только твои интересы, но и интересы многих людей. И в такой ситуации ты особенно тщательно все взвешиваешь, чтобы не допустить ошибки.

 

Я с детства был ювентино, когда я играл свои первые матчи с друзьями, я уже каждое воскресенье интересовался результатами команды и радовался им так, как будто уже играю в ее черно-белых цветах. Моя связь с клубом была колоссальной, но не менее колоссальной была моя связь с самим Турином. Я приехал в этот город, когда мне было восемнадцать лет. Именно здесь я по-настоящему стал мужчиной, я купил здесь свой дом и сделал его таким, каким именно мне хотелось его видеть, здесь я обрел друзей, в Турине родилась моя жена, в мире есть не так много футболистов, которые были бы настолько многим связаны со своей командой и со своим городом, как я. Однако я все же принял решение, которое заставило бы меня отказаться от всего этого. И сама возможность такого решения уже говорит очень много о моих отношениях с Капелло.

 

Есть много людей, которые говорят, что я должен поблагодарить Капелло за то, что за два года совместной работы он вернул меня на прежний уровень игры. Однако я не вижу в этом его большой заслуги, так как на момент его прихода я уже играл на том самом высоком уровне, и вряд ли можно было вернуть человека к тому, что он уже имел в своем активе. Прошло не так много времени в того дня, как я сыграл в финале Лиги чемпионов, к сожалению, проигранном, но сразу после памятного полуфинала с «Реалом», когда я записал на свой счет гол и голевую передачу. Конечно, многое зависит от того, как смотреть на вещи, но есть объективная реальность, которую невозможно отрицать.

 

В принципе, я не вижу необходимости повторять то, что уже было сказано мною в интервью после ухода Капелло о наших взаимоотношениях с ним, но я хотел бы объяснить, почему появление некоторых вещей в прессе стало возможным только после этого ухода.

 

Дело в том, что публичная критика Капелло в период его работы в «Юве» была бы нарушением одного из главных принципов, которых я придерживаюсь в своей профессии. Я - капитан «Ювентуса» и футбол для меня не только то, что происходит на поле. Одной из моих задач является поддержание нормальной обстановки в команде и нужного ореола вокруг нее. Если я позволю себе выносить какие-то негативные моменты на публику, этим тут же воспользуются представители других команд, которые постараются подорвать сплоченность нашего клуба. Именно поэтому я никогда не позволял и не позволю себе в будущем критиковать выбор главного тренера и его работу, пока он входит в число людей, работающих в команде.

 

В то время мне иногда казалось, что мы с Капелло подобны Агамемнону и Ахиллесу, которые разными путями и средствами, подпитываемые разными чувствами, шли к одной и той же цели.

 

Возможно, именно эти мысли позволили мне пережить тот период, который был для меня непростым. Я постоянно оставался на скамейке, практически не проводил полных матчей, но даже при этом постоянно подвергался весьма жесткой критике. В любой команде, даже в той, которая постоянно выигрывает, всегда есть герои и неудачники. Я никогда не был неудачником по своей натуре, и та часть моей карьеры потребовала очень серьезных психологических затрат для того, чтобы принять сложившуюся ситуацию, но не принять этой самой несвойственной для меня роли.

 

Да, я был готов покинуть команду, но потом, в один миг все развернулось на 180 градусов. Ушел Капелло, я выиграл чемпионат мира по футболу и твердо решил остаться с «Ювентусом», каким бы тяжелым не было наказание команды по итогам разгоревшегося скандала.

 

Здесь я должен сказать, что не понимал тогда и никогда не пойму итога, к которому пришли органы следствия. Я настаиваю, и всегда буду настаивать, что мы выиграли те два титула, которые у нас отобрали, выиграли честно и заслуженно.

 

Когда в Бари нам вручили кубок в честь победы в чемпионате Италии, многие из нас уже были обеспокоены первыми признаками крупного скандала, хотя никто еще не отдавал себе отчета в том, в насколько крупную катастрофу он выльется. Всем нашим критикам я хочу сказать лишь одно: спортсмен, поднимая над головой Кубок, всегда понимает, заслужил он его или нет. Так вот тот Кубок мы заслужили игрой в каждом из матчей сезона, мы последовательно шли к нему через тридцать туров, и он был выигран нами в честной борьбе.

 

Однако решение было принято не в нашу пользу, и знак Скудетто был перешит на футболки другой команды, но я никогда не переставал считать его своим. Игра в Серии Б даже еще больше укрепила меня в уверенности в том, что он по праву принадлежит «Ювентусу».

 

Многие говорят, что, несмотря на все процессы, мир итальянского футбола остался тем же, что и раньше, однако есть люди, для которых в те несколько дней изменилось все. Это люди, играющие за «Юве».

 

Мне действительно тогда казалось, что все вокруг стало каким-то иным. Причем не столько команда, сколько сам футбол уже не был таким, каким я привык видеть его за долгие годы.

 

Посудите сами, мы столкнулись с необходимостью сменить сразу все. У нас был новый тренер, новый технический штаб, новое руководство, новый домашний стадион, на котором, правда, в какой-то степени было уютнее, чем на старом, я помнил о своем последнем матче, проведенном в составе Примаверы именно на этой арене, но, тем не менее, это не был Делле Альпи. Многие стадионы, на которых мы играли в гостях, также были для нас абсолютно новы, как и города, где они находились. Нам противостояли новые соперники, мы преследовали новые цели. Речь уже не шла о победе в чемпионате Италии или Лиге чемпионов, речь шла исключительно о скорейшем возвращении в Серию А.

 

Это было сравнимо даже не с отъездом в другую страну, а с перелетом на другую планету. Как будто мы играли на Марсе. В том мире, в котором мы все привыкли жить на тот момент, единственной целью всегда была победа, сейчас же она была основной, но не единственной. Нам предстояло вернуть клубу его место, его имя, его положение. Это было мощным стимулом для продолжения игры после победы на чемпионате мира. Иногда мне казалось, что тот маленький коллектив, который я думал найти в Англии или Испании, я в связи со сложившимся положением обрел у себя дома.

 

С другой стороны, это может показаться парадоксом, но в какой-то степени чемпионат в серии Б был более комфортным, чем это бывало в высшем дивизионе. Мы могли спокойно готовиться по неделе к каждому матчу, будучи освобожденными  от участия в Лиге Чемпионов и Кубке Италии, играли почти всегда днем при естественном свете. Даже сам ритм жизни в какой-то степени был более удобным, так как почти все матчи серии Б играют в субботу, и мы получали свободный день в воскресенье.

 

Я концентрируюсь сейчас на этих положительных моментах, так как тогда ситуация требовала этого. Конечно, остается истиной тот факт, что каждый футболист хочет достичь максимально возможного уровня, добиться успеха в своей стране и играть во вторник или среду в Лиге Чемпионов, а не есть в это время суши или смотреть фильм. Однако я нисколько не жалею о том сезоне: Ювентус оставался моим домом, все произошедшее тем летом за несколько дней уничтожило мои мысли о возможном уходе из команды.

 

Уже к концу августа я понимал, что принял правильное решение остаться. Тренировки проходили хорошо, я был в замечательной форме и чувствовал себя на поле как рыба в воде. Иногда мне казалось, что в серии Б я как будто снова вернулся в свою юность. И я должен сказать, что психологически тоже чувствовал себя достаточно спокойно, поскольку ни минуты не сомневался в том, что «Ювентус» вернется на прежние позиции.

 

Таким образом, мы открывали новый сезон в Римини, привезя с собой Кубок мира, и это было настолько фантастически, что даже репортеры газеты «Times» приехали посмотреть на то, как это будет.

 

10 «жертв», принесенных спорту

 

1. Необходимость стать взрослым в 13 лет. Именно в этом возрасте я покинул дом своих родителей и переехал в другой город, где мне пришлось очень быстро научиться самому строить свою жизнь.
2. Не знать что такое свободное воскресенье. Особенно тяжело это переживалось мною в молодости. Кто знает, может быть, я бы мог стать королем дискотек!
3. Невозможность взять несколько дней отпуска во время футбольного сезона.
4. Полное отсутствие анонимности, которое иногда становится самой главной из жертв.
5. Невозможность есть все сладости, которые хотелось бы.
6. Играть в серии Б. Правда в футболке «Юве» это совершенно иначе.
7. Невозможность кататься на лыжах, которая рождается из вопросов об ответственности, расстановке приоритетов и прочем. Я никогда в жизни не совершал лыжных прогулок.
8. Необходимость молчать в те моменты, когда ты мог бы сказать очень многое.
9. Думаю, что могу ограничиться тем, что я сказал выше. Больше мне совершенно не на что пожаловаться.