2006: незабываемый год

 

2006 был годом, в котором я выиграл Чемпионат мира по футболу, и который я окончил, играя в серии Б. Как рассказать об этом? С чего начать? С Чемпионата мира или со скандала, связанного с «Ювентусом»? Я не могу выбрать, потому что для меня Чемпионат мира и этот скандал уже давно стали частью чего-то целого.

 

В полтора месяца, отведенные для подготовки к турниру, нас всех как накрыло бурей. Думаю, что тех футболистов, которые играли в «Ювентусе» в большей степени, чем всех остальных, так как именно наш клуб находился в самом эпицентре этой бури, мы каждый день узнавали какие-то новые подробности и сталкивались с необходимостью комментировать их перед микрофонами.

 

Журналисты тогда создали парадоксальную ситуацию. Мы все находились в расположении национальной сборной, оставались считанные дни до начала турнира, но никто не хотел даже слушать ни о чем кроме того скандала. Чемпионат мира совершенно потерял значение, быть может, в какой-то степени это уменьшило градус давления на сборную. Однако это были очень странные дни, каждый из которых сопровождался какими-то новыми доказательствами, предметами обсуждения, спорами, за которыми игры уходили на второй план. Да, Италия готовилась к предстоящему чемпионату, но все же главной темой для обсуждения был тот скандал, и пресса пыталась изо дня в день разбирать его до мельчайших подробностей. Иногда мы напоминали сами себе маленьких детей, которые играют в футбол в порядке развлечения в своем дворе, пока взрослые люди занимаются серьезными делами. После игры же они возвращаются домой, где их ждут школьные задания. Нашими школьными заданиями тогда было общение со средствами массовой информации.

 

Это был мой третий Чемпионат мира, и я могу сказать, что процесс подготовки к нему был совсем иным, нежели в другие годы. Раньше все было по шаблону, были одни и те же вопросы: будет ли играть Дель Пьеро, или он займет место на скамейке запасных? Если будет играть он, где будет играть Тотти? И так изо дня в день. Конечно, это порождало определенное волнение. В 2006 же все было совсем иначе, даже если кому-то из нас удавалось достаточно хорошо сосредоточиться на процессе подготовки, все равно не отпускало чувство того, что всех будут интересовать совершенно другие вещи.

 

Разумеется, в такой обстановке отстраниться от скандала полностью не получалось ни у кого из нас.

 

К примеру, одна из газет опубликовала информацию о том, что из сборной будет уволен Марчелло Липпи, причем вместе с ним команду покинут Каннаваро и Буффон. Начали ходить разговоры о других тренерах, мы совершенно не знали, что думать. Появился слух о возвращении Трапаттони, но мы все понимали, что он не может вернуться, потому что если вернется он, уйдем все мы. Однако эти разговоры продолжались и только набирали ход с течением времени.

 

Все эти вещи, которые были напечатаны в газетах, сплотили нас с Марчелло Липпи, но совершенно не давали нам сконцентрироваться собственно на Чемпионате мира.

 

В какой-то степени это создало защитную оболочку, которая позволила нам приехать на Чемпионат мира, с одной стороны, с более легким отношением к собственным обязательствам на конкретный турнир, а с другой - с совершенно новыми вопросами. Каждый в душе спрашивал себя, достоин ли он носить футболку национальной сборной? Меняет ли что-то, то расследование, которое ведут органы спортивного правосудия? Тот чемпионат как ничто другое научил всех нас оценивать собственные слова: как сказанные, так и не сказанные. Это был своеобразный экзамен для каждого.

 

В общем и целом я могу сказать только одно, переживать подготовку к Чемпионату мира так, как переживали ее мы, было очень непривычно.

 

Что же касается самого чемпионата, то главной причиной нашей победы мне видится защита.

 

Если посмотреть диск, сделанный специально для футболистов, на котором записан тот финал, церемония награждения, празднование, то можно увидеть, что когда мы, футболисты, принимали благодарности и поздравления, первыми пятью были Каннаваро, Гроссо, Матерацци, Буффон и Дзамбротта. Это совершенно не случайно, и это абсолютно верно, потому что пропустить в семи матчах только два гола, один из которых был забит в собственные ворота, а второй - с пенальти, это достижение. Особенно учитывая то, в каких условиях мы вынуждены были идти к этому турниру, и под какой психологический пресс попадали после каждой тренировки.

 

Среди нас был человек, который совершенно потряс меня на Чемпионате мира это Дженнаро Гаттузо: борец, атлет, спортсмен, который играл в центре поля и всегда шел до конца. И он получил за весь чемпионат всего одно предупреждение, причем, с моей точки зрения, незаслуженное.

 

Гаттузо это тот человек, который, на самом деле, постоянно думает о футболе, он думает о нем днем, он думает о нем ночью, он буквально ни на минуту не дает себе расслабиться. Иногда он даже слишком нагружает себя. В этот раз, как и все мы, он был вынужден думать также о вопросах журналистов и ответах, которые нужно было на них давать. Однако ему удалось сделать невозможное, провести чемпионат на высочайшем уровне и безупречно вести себя на поле. Временами он играл именно с той рациональностью, которой болельщики всегда ждали от Тотти, от Дель Пьеро, но никак не от него. Он прекрасно работал с мячом все время, которое проводил на поле. Через весь чемпионат он пронес в себе огромное чувство ответственности за команду и ее результат.

 

Дженнаро на том чемпионате заставил меня вспомнить о фильме «Красота по-американски», в конце которого зритель вместе с героем понимает, что истина оказывается противоположной тому, что иногда кажется. Он осознает собственную силу в том, что казалось ему слабостью.

 

Гаттузо разрушил на Чемпионате мира все стереотипы. То же самое можно сказать о Матерацци.

 

Я ни в коем случае не склонен приписывать нашу победу исключительно судьбе, но мы все знаем примеры, когда люди делают все правильно, а результат не приходит.

 

Здесь же мы должны вспомнить, как начинался этот турнир, и чем он закончился: Неста, который травмировался и освободил место для Матерацци, пенальти на последней минуте в матче с Австралией, голы, забитые в ворота Германии на последних минутах дополнительного времени, Франция в финале, как возможность взять реванш за Чемпионат Европы, серия пенальти, в которых мы так часто проигрывали до этого. Очень много кусочков на том Чемпионате мира как будто сложилось в единый пазл.

 

Конечно, еще одним определяющим фактором была вера в собственные силы, и мне кажется, что мы - футболисты и тренер - были единственными итальянцами в мире, которые искренне верили с самого начала, что у нас все получится. Вероятно, если бы мы сказали об этом до начала турнира, многие бы рассмеялись.

 

Эта вера вместе с необходимым в такой ситуации стечением благоприятных обстоятельств дала нам тот результат, который мы заслужили.

 

Взять, к примеру, Гроссо, он провел сезон в «Палермо» и прибыл на Чемпионат мира не в числе главных звезд, но как же он его провел! Заработанный на последней минуте игры с Австралией пенальти, гол в ворота Германии в полуфинале и, наконец, решающий пенальти в серии против Франции.

 

Я хочу сказать, что иногда в футболе случаются вещи, которые кажутся слишком совершенными, чтобы быть реальностью. Мне кажется, что это и есть ответ на молитвы, сбывшиеся мечты.

 

Этот чемпионат стал для меня серьезной психологической проверкой, так как чувствуя себя в состоянии играть, я был вынужден большую часть времени провести на скамейке запасных. В какой-то степени я даже ставил это в претензию Липпи, потому что перед началом турнира, он сказал буквально следующее: «Мы построим нашу игру на сильных действиях в атаке с использованием схемы с тремя нападающими, как мы играли предыдущие два года. Это должно быть эффективным, так как мы обладаем, возможно, сильнейшей линией атаки в мире, включающей в себя шестерых игроков».

 

Если же посмотреть на деле, Лука Тони начинал матчи в основном составе шесть раз из семи, Филиппо Индзаги - ни разу, Алекс Дель Пьеро - ни разу на позиции нападающего, как и Винченцо Яквинта. Принять это было нелегко. Но, с другой стороны, я говорю о тренере, с которым я выиграл все: чемпионаты Италии, Лигу чемпионов, Межконтинентальный Кубок, а теперь еще и Чемпионат мира. Все это никогда не уйдет на второй план в сравнении с какими бы то ни было личными переживаниями. В какой-то момент я понял, что Липпи больше не видит меня в основе, это нормально, что игрок переживает из-за таких вещей. Я переживал до матча с Германией в полуфинале.

 

Я очень благодарен Липпи за то, что, в конце концов, он дал мне шанс выйти на поле в матче с Германией и забить тот гол, как и за то, что я получил возможность поучаствовать в серии пенальти против Франции. Все это дало мне возможность, поднимая над головой Кубок мира вместе с товарищами по команде, понимать, что я тоже причастен к этой победе. Что я сыграл свою роль в его завоевании не только в раздевалке, но и на футбольном поле.

 

Самое главное, что в конечном итоге все мы вместе, получая тот кубок, были командой чемпионов.

 

Если бы перед началом Чемпионата мира мне сказали, что я стану чемпионом, забью гол в полуфинале с Германией и один из решающих пенальти в финале, я бы согласился с тем, что это - ответ на все мои молитвы. Однако когда ты представляешь такую команду как «Ювентус», пресса всегда проявляет повышенно внимание к тебе. После окончания Чемпионата мира со стороны журналистов можно было услышать много критики в мой адрес.

 

Я должен сказать, что старался вложить в игру все чувства, которые мог пережить человек. И хочу признать, что единственный забитый мною с игры гол был особенно важен для меня, потому что он был забит мною в том же самом городе, на том же самом поле, в те же самые ворота, в которые я забивал свой первый гол в Лиге чемпионов. И, как мне кажется, в 2006 мне удалось сделать это с той же легкостью и естественностью.

 

Удивительно, как Джилардино услышал меня среди многих тысяч фанатов и даже не глядя, сделал тот пас, после которого мне удалось переправить мяч в ворота.

 

Вероятно, это был один и тех волшебных моментов, когда в жизнь вмешивается судьба, и вещи сами по себе происходят именно так, как они должны происходить.

 

То же самое я мог бы сказать о серии пенальти против французов. Достаточно еще раз пересмотреть ту серию, все наши удары были совершенными. Как будто мы вдруг поняли, что просто не можем ошибиться сейчас, когда именно в этом компоненте уже накоплен огромный багаж предыдущих ошибок: полуфинал в 1990, финал в 1994, четвертьфинал в 1998 тоже против Франции…

 

И напоследок хотелось бы заметить, что в серии пенальти со стороны французов ошибся именно Трезеге, который забил золотой гол в наши ворота на Чемпионате Европы в 2000 году. И он попал в перекладину, ровно так же, как попал в нее за восемь лет до того в серии с пенальти против Франции Ди Бьяджо.

 

Отбросив рациональность, мы действительно можем говорить о многих странных вещах и необычных совпадениях, касающихся, в том числе, лично меня.

 

Если посмотреть в недалекое прошлое, то мы увидим, что в 2004 году Афины принимали Олимпийские игры, сборная Греции по футболу в тот же год стала чемпионом Европы. В 2006 зимние Олимпийские игры проходили в городе, который я давно стал считать своим, в Турине, и Италия выиграла Чемпионат мира по футболу. Финал чемпионата мира, ставший победным для сборной Италии, проводился в Берлине. В городе, в котором за много лет до того 9 ноября была разрушена Берлинская стена, 9 же ноября я отмечаю свой день рождения, эта дата в какой-то степени связывает меня с этим городом. Более того, 9 ноября 9.11, между ними находится цифра 10 - мой номер. Финал чемпионата мира проводился 9 июля, 9.07, 9 и 7 - это единственные номера, которые были на моей футболке в национальной сборной кроме десятого. После всего этого, разумеется, я воспринимал тот финал как своеобразный вызов судьбы.

 

Наиболее личным и трогательным воспоминанием от того чемпионата для меня стал полуфинал против Германии. В какой-то степени я ценю этот матч даже больше чем финал, потому что мы обыграли команду хозяев, потому что сделали это не по пенальти, потому что я забил с игры и еще в силу целого ряда причин.

 

Вероятно, главную из этих причин я уже назвал выше, этот гол напомнил мне тот, которым я много лет назад открыл счет своим голам в Лиге чемпионов. Я бил даже в тот же самый угол ворот.

 

После забитого в матче с Германией гола я побежал к трибуне, на которой сидели итальянские фанаты. Среди них находилось шестьдесят человек, которые приехали поддержать лично меня: мои друзья, моя мама, моя жена, мой брат. Можно сказать, что это были все самые близкие мне люди. В первую очередь, именно с ними я хотел отпраздновать свой успех в те минуты.

 

Я помню, что когда я бежал к нашим болельщикам, это было очень сложно подойти достаточно близко к трибуне, чтобы не сбить никого из фотографов, которые в большом количестве сидели прямо за рекламным щитом, и не задеть камеру, которая находилась за воротами, однако непосредственно в тот момент об этом как-то не думалось. Радость была всепоглощаеющей, в голове было очень много разных мыслей. Если честно, я не помню, когда я еще так радостно кричал после гола, как в те минуты. В какой-то степени один этот гол вобрал в себя все возможные на том Чемпионате мира эмоции.

 

Когда я бежал к трибунам, я точно представлял себе, где сидели мои друзья, это было достаточно низко недалеко от угла поля. Мои же родственники, среди которых была и моя жена, находились на чуть более высоких местах ближе к центру поля, и я очень хотел подбежать к ним, чтобы отпраздновать гол вместе с Соней. Однако мне не удалось этого сделать, так как меня остановили мои товарищи по команде, Яквинта схватил меня за футболку, кто-то обнял за плечи, и я остановился прямо перед сектором, где мог видеть своих друзей.

 

Единственной вещью, которой я не знал в тот момент, было то, что Соня и ее брат Кристиан пересели к моим друзьям в перерыве между первым и вторым таймом. Это было удивительно, но после празднования гола, когда я поднял глаза на трибуну, первым же человеком, которого я увидел, была моя жена. Потрясающе.

 

Увидев Соню, я сразу же подумал, что сама судьба привела меня именно к этому месту и остановила именно здесь. Я думаю, что если бы я действительно попытался специально найти ее среди нескольких тысяч людей, мне никогда бы не удалось этого сделать. Вероятно, какие-то высшие силы помогли мне исполнить самое естественное из моих желаний: разделить свою радость с любимым мною человеком.

 

Тем вечером уже после матча очень многие из моих товарищей по команде, особенно Марко Матерацци, удивлялись, как мне удалось разглядеть Соню. Мне же казалось, что это просто чудо, и я был благодарен высшим силам за то, что оно случилось с нами. Она прошла вместе со мной через весь кошмар тех дней, через скандал, через ужасное происшествие с Джанлукой Пессотто. Когда я увидел ее, в ее глазах стояли слезы, и эти слезы были еще одним подтверждением того, что мы вместе переживаем один из важнейших моментов нашей жизни, одинаково много значащий для нас обоих. Еще одним свидетельством нашей близости с ней.

10 главных матчей в моей жизни


1. Победный финал Чемпионата мира против Франции, 9 июля 2006 года, Берлин.
2. Полуфинал Чемпионата мира Италия - Германия 2-0, 4 июля 2006 года, Дортмунд.
3. Финал Лиги Чемпионов «Ювентус» - «Аякс» 4-2 по пенальти, 22 мая 1996 года, Рим.
4. «Ювентус» - «Ривер Плейт» 1-0, 26 ноября 1996 года, Токио. До июня 2006 года я считал этот матч самым важным в своей жизни.
5. Италия - Мексика 1-1. 13 июня 2002 года, Чемпионат мира в Японии и Корее.
6. Мой последний матч с «Сан Вендемиано», который мы выиграли 3-0, и все три гола забил я. Тогда мне было 12 лет.
7. «Ювентус» - «Реал Мадрид» 2-0, 20 марта 1996 года, Лига чемпионов.
8. «Ювентус» - «Фиорентина» 4-1, 10 января 2006 года, Кубок Италии. В том матче я сделал хет-трик и превзошел достижение Бониперти.
9. «Ювентус» - «Фиорентина» 3-2, 4 декабря 1994 года.
10. Мой первый гол в Лиге чемпионов, «Боруссия Дортмунд» - «Ювентус» 1-3,13 сентября 1995 года.