Пока в настоящем нашего «Ювентуса» случилось то, о чём все вы прекрасно знаете, хочется вновь обратиться к прошлому, к тем временам, когда и футбол, и люди, в него игравшие, да что таить - и сами болельщики, были другими, продолжив публикацию перевода книги Дарвина Пасторина «Мой Ювентус». В очередной главе автор вспоминает, как в детстве с другом ходил брать автографы у своих воскресных любимцев.

   

КастаноЭрнесто «Тино» Кастано, защитник из состава, выигравшего тринадцатое скудетто, жил в доме, который стоял на соседней с нашим домом площади. На первом этаже. С наших балконов мы с Джанкарло могли иногда видеть, как он выходил подышать воздухом или приветствовал кого-нибудь во время приезда или отъезда. Однажды, набравшись храбрости, мы решили: «Пойдем попросим у него автограф!».

Мы нажали на звонок под надписью «Кастано». Это сегодня «звезды» спорта скрываются за цифрами и «иероглифами», вымышленными фамилиями или проживают в недоступных виллах. В 1960-е годы воскресные мастера находились по соседству, на расстоянии вытянутой руки, лучи славы еще не застилали им глаза.

Дрииинннь!!!

Раздался женский голос: «Кто там?»

«Синьора, простите нас: это два мальчишки, два обожателя Тино. Мы можем подняться, чтобы попросить у него автограф?»

«Конечно, пожалуйста, поднимайтесь!»

Нам открыла мама Эрнесто. Тино находился у нее за спиной в гостиной.  Он был в пиджаке и с галстуком. Он улыбался.

«Спасибо…» - говорю я.

«Пожалуйста, вы могли бы дать нам свой автограф?» - сказал Джанкарло.

«Вы очень хороши…» - снова я.

«Просто превосходны». - вторит Джанкарло.

Стаккини

Мама Тино обращается к нему: «Вперед, возьми две свои  фотографии и красиво подпиши их для этих ребят!».  Синьора усадила нас на диван и принесла попить. Тино, протягивая нам свои фотографии с автографами, спросил: «Вот, это вам… В какую школу вы ходите? Хотите играть в футбол как мастера?». Мы рассказали ему о наших занятиях и о том, что я играл центрофорварда, тогда как Джанкарло, высокий и длинный, имел хороший удар головой и был вторым нападающим на левом краю. «Я, дорогой Тино, люблю дриблинг. Конечно, я не играю против таких защитников, как ты: тогда бы я рисковал остаться без мяча!».

Прошло всего несколько  минут, но они были изумительными. По своей теплоте, вежливости, простоте, воспитанности, открытости. Друзья мои, Эрнесто Кастано - титулованный игрок «Ювентуса» и сборной Италии!

Я снова увидел Тино (род. в 1939 году, 265 игр за «бьянконери», 7 за сборную, Чемпион Европы 1968 года) во время церемонии открытия музея «Ювентуса», J-Museum. Я обнял его (он был в компании своих бывших партнеров Леончини и Эмоли) и сказал: «Однажды мальчиком я пришел со своим другом Джанкарло к тебе домой попросить автограф». И он, по-прежнему вежливый и улыбающийся, как собственно и в тот день 1967 года, ответил: «Да, я помню». Эрнесто Кастано навсегда!

Достанем из вереницы воспоминаний еще один дом уже другого игрока. Набравшись мужества, мы с Джанкарло пошли звонить в дом Джино Стаккини (нападающий, 236 игр и 44 гола за «Юве»), являющегося сегодня местным поэтом в своей Романье [1]. В то время он был холост, но обручен с Раффаэллой Каррой, восходящей звездой телевидения.

Дрииннь!

Дрииннь!


«Да, кто там?»

«Синьор Стаккини, это два ваших болельщика, мы  хотели бы подняться, чтобы попросить у вас автограф…»

«…Я отдыхал…Хорошо, поднимайтесь…»

Мы поднялись на последний этаж.
Джино Стаккини открыл дверь и протянул нам две фотографии со своей подписью. Он был с растрепанными волосами, в майке и коротких штанах: «Ребята, подойдет?».

«Да, синьор Стаккини, спасибо!»

Мы снова вызвали лифт. Я нажал на кнопку первого этажа.

«Джанкарло, как ты думаешь: там была Карра?»

«Да, возможно».

 

Примечание:

[1] Романья - область в  центральной Италии