Наверное, многие из нас, однажды полюбив «Ювентус», мечтали (или мечтают) полностью связать свою жизнь с командой сердца.  У Дарвина Пасторина, итальянского журналиста и писателя, в детстве тоже была такая мечта, которую ему удалось воплотить в реальности: став известным спортивным журналистом, он получил возможность  не просто посвящать свое свободное время любимому клубу, но даже и работу. Дарвин Пасторин является автором многих передач о «Ювентусе», регулярно посвящает ему свои статьи, а среди его друзей бывшие и нынешние игроки «Ювентуса», среди которых есть даже кумиры его детства, кроме того он входит в научную комиссию Музея «Юве». Книга Пасторина «Мой Ювентус» (La mia Juve) как раз об этом: через призму личных воспоминаний автор рассказывает о прошлом и настоящем «Ювентуса», о знаменитых игроках и тех, кто известен лишь футбольным историкам, о громких победах и событиях, происходивших в повседневности. Это не просто увлекательные рассказы о любимой команде, но еще  и  свидетельства болельщика со стажем о тех футбольных временах, которые, к сожалению, уже никогда не вернутся…

 

В 1966 году  мои родители переехали с улицы Мадамы Кристины на улицу Сан-Марино, которая находилась в нескольких минутах ходьбы от стадиона «Комунале».  Болельщики в доме распределились следующим образом:  папа Элио, влюбленный в моторы и особенно в гонки «Формулы 1», был за «Наполи» («Мне нравится темперамент партенопейской публики»), мама Леда за «Кьево» и за «Юве», братья:  Ламберто, старший, за «Юве», Фабрицио, третий, сначала за «Интер», а потом за «Торо» (в общем, вне правильного «бело-черного» пути!), Лиана, сестренка, за «Юве». Соседи по лестничной площадке: семья Лупано, Марио, Анджела и их сын Андреа, все за «гранатовых». На пятом этаже семья Корналья: Беппе за «Торо», Мариса за «Юве» и мой друг Джанкарло, на год младше меня, за «Юве». Именно с Джанкарло я начал ходить на «Комунале» и тренировочное поле, легендарное «Комби».

 

Мое первое «ювентийское» скудетто случилось в сезоне 1966-1967 с «пролетарской» командой Эриберто Эрреры, парагвайского тренера, который выставил из состава Омара Сивори, чтобы построить команду свободную от «звезд», от доминирующих фигур. Он стал HH2[1] ( HH1 был Эленио Эррера, прозванный «Магом», тренер «Интера» Анджело Моратти). Эриберто, названный Джанни Брерой «ginnasiarca»[2],  приносил многое в жертву «физики», заставляя игроков постоянно «умирать» во время тренировок. Джанфранко Леончини, левый терцино[3] того «Ювентуса», порядочный человек, который живет в Кивассо [4] и не утратил ни капли своей юношеской вежливости, вспоминает: «Однажды вечером Эриберто пригласил меня и других игроков на ужин. Мы хотели сдерживаться: есть мало и ничего не пить, зная о его принципах. Но он рассердился: «Ведите себя так, как если бы были  у себя дома, вперед, ешьте и пейте!» И мы, ободренные его просьбой, принялись за дело, закончив все отличным стаканом виски. На следующий день Эриберто собрал нас на скамейке: « Вы слишком много съели вчера вечером или я ошибаюсь?» И наказал нас бесконечной серией забегов вокруг поля. Мы волочили языки по земле и…больше не соглашались ни на какое приглашение от него!»

 

Эриберто, опережая тактическую моду и идеологию, предлагал движение-движение, все должны были, занимая разные участки поля, оставаться полезными, защитник должен был трансформироваться в нападающего, а нападающий в защитника, и горе тому, кто остановился. Модель, которая вдохновила «тотальный футбол» Голландии в 1970-е годы и стратегическую революцию Арриго Сакки в 1990-е.

 

Мы с Джанкарло учились в школе и могли позволить себе ходить на «Комунале» только …в последнюю четверть часа, когда открывались ворота со стороны Curva Filadelfia[5], и можно было  войти бесплатно!  Так случилось и 28 мая 1967 года. Последний тур. «Интер» идет первым и с уверенностью отправляется на проходной матч в Мантую, «Юве»  играет дома против «Лацио». Победа в чемпионате казалась химерой: но почему нам не верить в это? Полеты мяча непредсказуемы, по определению. Все может произойти. По крайней мере так ободряли себя мы, болельщики, в ожидании тех последних пятнадцати минут.

 

Голоса перекрывали друг друга. Радиоприемники трещали в жарком воскресном дне. Кто-то выглядывал с самой верхней трибуны, чтобы сообщить нам новости. Первый тайм прошел без эмоций. После перерыва, напротив, игра превратилась в карнавал. «Ювентийский» карнавал. На второй минуте забивает центральный защитник Джанкарло Берчеллино, прозванный за свои физические данные «Силач», «Берчероччиа». Мы с другом обнимаемся вместе с другими болельщиками. А несколько мгновений спустя… Несколько мгновений спустя… Возможно ли это? Но это правда? Вы говорите нам что-то… Эй, там наверху… Гол, гол «Мантуи»… Это шутка… Нет, нет об этом сообщает и радио… Забил Беньямино Ди Джакомо, центрофорвард… Грубая ошибка вратаря Джулиано Сарти…Форца «Юве», форца «Мантуя»!

 

На семнадцатой минуте наше преимущество удваивает  Джанфранко Цигони, наконечник атаки, обладавший дриблингом, сминавшим все на своем пути; когда он был талантливым юнцом, то отказался приносить чемодан  упрямца Сивори, сказав ему со всей наглостью двадцатилетнего возраста: «Я сильнее тебя!».

 

А в Мантуе, а в Мантуе? Эй, там наверху…По-прежнему 1:0 в пользу «вергильцев»[6].  Мама моя… «Джанкарло, нам удастся сделать это?», «Я не знаю, но надеюсь, дай мне продолжить молиться…».

 

Наконец-то открылись ворота. Все рванули быстрым шагом внутрь. «Юве», «Юве», «Юве»! Нам удалось увидеть еще один гол, но гол «Лацио»: с пенальти отличился новичок Ди Пуккьо. А в Мантуе, пожалуйста, что происходит в Мантуе,  кто-то знает что-нибудь? По-прежнему 1:0, по-прежнему 1:0,   повторяется  мантра вплоть до финального свистка.

 

Чемпионы Италии! В тринадцатый раз. «Интер» обойден на финишной ленточке. Мы с Джанкарло срываемся с трибун и достигаем поля, вырываем газон, преследуем игроков: вот вратарь Андзолин, вот правофланговый Фавалли, вот бразилец Чинесиньо, вот голеадор Депаоли… Мы вернулись домой, не помня себя от счастья.

 

- Мама, я звонил в квартиру Лупано. Но их нет?

- Может быть они вышли.

 

Но я слышал их. Они разговаривали шепотом. Им не хотелось слышать улюлюканье от мальчишки-«бьянконеро», находящегося на седьмом небе!

 

Примечания:

 

[1] Фамилия и имя наставника «Ювентуса» по-итальянски пишется Heriberto Herrera , отсюда и соответствующие инициалы

[2] В широком значении – «руководитель школы гимнастов, атлетов»

[3] «терцино» - в футболе «защитник»

[4] коммуна в провинции Турин

[5] Curva Filadelfia -  трибуны стадиона, расположенные вдоль улицы Филадельфия

[6] virgiliani – прозвище игроков и жителей Мантуи, происходящее от имени древнеримского поэта Вергилия, жившего в окрестностях этого города.

 

«Последняя четверть часа» (из книги Дарвина Пасторина «Мой Ювентус»)