Giovanni, Gianni, John…

  • 13.04.2009
  • Автор: Чаблина Елена

«Ювентус» (Juventus) и ФИАТ (FIAT) - пожалуй, одни из самых всемирно известных итальянских брендов.

«Ювентус» был основан в 1897 г. ФИАТ - в 1899-м. И тот, и другой весьма тесно связаны с фамилией Аньелли (Agnelli). Мы произносим фамилию этих итальянских Кеннеди, а подразумеваем ФИАТ и «Юве». Но что собственно о них известно? Да практически ничего. И, как правило, немногим. Тогда как биографии Алессандро Дель Пьеро или Михаэля Шумахера («Феррари» (Ferrari) - еще одно спортивное пристрастие семьи) многие знают назубок. Поэтому, давайте устраним этот досадный пробел в наших знаниях (у кого он есть) и хотя бы немного изучим историю и настоящее знаменитой династии. Честно говоря, при подготовке материала я сама открыла для себя много нового и ранее абсолютно неизвестного. Более того, лично меня из всех героев этой публикации в итоге больше всего заинтересовала фигура Джанни Аньелли. А Вас?

Джованни Аньелли

«Мой дед не был фашистом, но и не относил себя к коммунистам. Он стремился оставаться над идеологией, и им двигало одно стремление - не дать погибнуть производству, погибнуть делу всей его жизни».
Джованни Аньелли-мл.


Джованни АньеллиОснователь клана Джованни Аньелли - старший (Giovanni Agnelli) появился на свет 13 августа 1866 г. в довольно родовитой семье в деревне Виллар Пероза (Villar Perosa), что недалеко от Турина. Будущий герой итальянского автопрома начинал свою карьеру на военном поприще. Окончив военное училище в Модене, отслужив 8 лет в кавалерии и уйдя в отставку, он получил юридическое образование и занялся бизнесом.
Обладая удивительным деловым чутьем, он понял, что будущее в приближающемся XX веке за автомобилями (не всем тогда еще нужными и понятными), достижениями таких пионеров автомобилестроения как Готтлиб Даймлер и Вильгельм Майбах. Ему понадобился не один год, чтобы убедить банкиров и партнеров в успехе предприятия по производству «самобеглых колясок».
И 11 июля 1899 г. родилось «Акционерное общество автомобильного завода в Турине» («Società Anonima Fabbrica Italiana Automobili Torino»), ныне известное как ФИАТ (FIAT - Fabbrica Italiana Automobili Torino). Но знатоки латыни видят в этой аббревиатуре еще и скрытый смысл, поскольку слово «fiat» в переводе означает «да будет».
Правление компании того времени составляли преимущественно аристократы: граф Эммануэль ди Брикарезиа, граф Роберто Бискаретти ди Руффиа и т.д. Но ведущая роль в новом предприятии была отведена скромному промышленнику Джованни Аньелли.
Следует отметить, что в Турине на тот момент уже функционировал ряд небольших автомобильных мастерских. В том числе под руководством знаменитого конструктора Чейрано. Джованни Батиста Чейрано стал разрабатывать автомобиль собственной конструкции еще в 1898, но для запуска проекта в производство ему банально не хватало денег. Угадайте, кто подхватил знамя? Все верно ФИАТ Аньелли, выкупив мастерскую целиком. Впрочем, и будущий гигант автопрома не мог еще позволить себе обходиться исключительно своими силами. Так, двигатели и корпуса машин закупались во Франции и Германии, а собирались уже в Италии.
Уже в конце 1899 года свет увидели первые 8 автомобилей марки F.I.A.T. Модель  F.I.A.T.-3,5CV была рассчитана на четверых и напоминала конный экипаж. Ее цена составляла 4200 лир.
Первый завод ФИАТ, открывшийся в corso Dante, насчитывал 150 рабочих и произвел 24 автомобиля в 1900 г.
А в 1902 г. ФИАТом уже была одержана первая победа в автопробегах. Успех принесла модель 24 НР, за рулем которой был никто иной,  как Винченцо Лянча. Более того, в некоторых соревнованиях участвовал сам Джованни.
В том же 1902 г. Аньелли был назначен исполнительным директором компании. Его он занимал до середины XX века.
Как бывший военный, Джованни Аньелли был человеком весьма жестким и решительным, но при этом не единоличным властителем. Сразу после назначения он поехал в США на заводы Ford`a, как сказали бы сейчас, для обмена опытом. Там он взял на вооружение идеи Ф. Тейлора - основоположника менеджмента.
Так, например, благодаря Джованни, ФИАТ является одной из первых крупных компаний семейного характера, которая стала приглашать на ключевые посты наемных менеджеров. И продолжает делать это до сих пор.
Тем не менее, серийное производство ФИАТ было развернуто только в 1912 г. До этого ее машины были удовольствием лишь для состоятельных особ.  
Стоит отметить 1908 г. Тогда был открыт первый филиал ФИАТа в США. Более того, на тот момент заводы Аньелли выпускали не только легковые автомобили, но и грузовики, автобусы и трамваи, судовые двигатели.
Но главное, что компания ФИАТ попала под суд из-за махинаций с финансовым отчетом. И если многие члены совета правления были вынуждены покинуть занимаемые должности, то Джованни Аньелли оправдали. Более того, к 1910 г. он, завершив постепенную скупку акций, стал, по сути, собственником ФИАТа.
Что же еще позволило компании со временем обойти многих своих конкурентов? Взять хотя бы тот же Ford. До первой мировой - то, что специалисты ФИАТа стали уделять большое внимание дизайну каждой модели, сделав это, в итоге, своим фирменным знаком.
Во время войны - правительственные заказы. Компанией выпускались санитарные машины, грузовики, пулеметы. Все это в совокупности с выпуском первого авиационного двигателя мощностью 50 л.с. позволило ФИАТу взлететь на 3 место (с 30-го!) в списке крупных итальянских компаний.
Примечательно, что Джованни Аньелли добился для Турина статуса военной зоны и, соответственно, государственных субсидий и налоговых льгот. И это при том, что никаких военных действий в Пьемонте (Piemonte) не велось. 
С 1916 по 1922 гг. длилось строительство завода в Лингатто (Lingatto) - одном из районов Турина. На тот момент он являлся самым большим автозаводом Европы. В 1920-е годы там началось масштабное конвейерное производство.
Этого Аньелли показалось мало, и он приобрел несколько предприятий по производству грузовых автомобилей и локомотивов, а также сталелитейные заводы.
И, безусловно, необходимо отметить покупку в 1926 солидной ежедневной туринской газеты La Stampa, принадлежащей клану Аньелли по сию пору.
Правда, пришлось детищу Джованни Аньелли пережить и 2 чрезвычайно неприятных года. В 1919-1920 гг. производство сильно пошатнулось из-за крупных забастовок, организованных коммунистическими лидерами Пальмиро Тольятти и Антонио Грамши.
После прихода к власти Муссолини в 1922 г. в Италии начался автопромышленный бум. В итоге был создан холдинг под эгидой правительства, куда вошел и ФИАТ.
Тут следует сказать, что к Бенито Муссолини Аньелли относился с изрядной пренебрежительностью. И даже запретил своей супруге покупать внукам черные форменные рубашки, которые пользовались большим успехом у фашистской молодежи. Тем не менее, надо было идти на компромисс с властью. К тому же, повсеместное строительство дорог увеличивало клиентуру его бизнеса в разы. В свою очередь, Дуче также прекрасно понимал, что без такой фигуры итальянского бизнеса, как ФИАТ, индустриализация страны будет невозможна. 
FIAT 500 или 2-местный микролитражный Topolino («Мышонок») - одно из главных достижений программы правительства. Стоивший всего 8900 лир, он стал народным автомобилем не только в Италии, но и в других странах Старого Света. В различных модификациях он выпускался с 1935 по 1955 гг. В бедное послевоенное время народ просто не мог позволить себе ничего другого. Topolino был первой удачей Мирафиори - производственного комплекса, введенного в эксплуатацию в 1939 г.
Аньелли не только активно сотрудничал с фашистским правительством, но даже стал сенатором. Отрицательно это сказалось на жизни компании и семьи Джованни после войны, когда его отстранили от управления ФИАТом. И это несмотря на то, что он всегда поддерживал связь с антифашистами, а в годы второй мировой снабжал деньгами движение Сопротивления.
16 декабря 1945 г. Джованни Аньелли скончался. После чего созданная им империя на несколько десятилетий перешла фактически под контроль государства.

Джанни Аньелли

«Он обладает обаянием кинозвезды. В этом человеке виден победитель. У него статность короля».
Федерико Феллини о Джанни Аньелли


Эдоардо АньеллиВ жизнь «Ювентуса» семья Аньелли вошла 23 июля 1923 года. Тогда 31-летний Эдоардо Аньелли (Edoardo Agnelli) - сын Джованни возглавил клуб. Под его руководством «Юве», победив в 5 чемпионатах Италии подряд, превратился в знаменитую «Старую синьору».
В 1935 г. Эдоардо погиб. Гидросамолет, в котором он летел, попал в штопор и разбился о волны. Смерть единственного сына (у Джованни и его жены, дочери адмирала Боселли, была еще и дочь Катерина, умершая в 1928 г.) стала тяжелым потрясением для предпринимателя. Сохранить привязанность к жизни, после этой трагедии ему помогли внуки - дети сына: Клара (1920 - ), Джованни (Giovanni = Gianni) (12.03.1921-24.01.2003), Сузанна (1922 - ) (единственная женщина на посту министра иностранных дел Италии), Мария (1925 - ), Кристина (1928 - ), Джорджо (1929-1965) и Умберто (1934-2004). И в первую очередь он сосредоточился на Джованни или Джанни, названном в его честь.
Через несколько лет в автокатастрофе погибла и мать детей, красавица Вирджиния Бурбон (Virginia Bourbon del Monte). С тех пор опека окончательно перешла к деду.
Сузанна, одна из сестер, написала в своих мемуарах, что когда их летом вывозили отдыхать на французскую Ривьеру и одинаково одетых в матросские костюмы выводили строем на прогулку, то строгая няня-англичанка, мисс Паркер (Parker), не уставала повторять им: «Don't forget you are an Agnelli» - «Не забывайте, что вы Аньелли».
Джанни было 4 года, когда он впервые увидел тренировку «бьянконери». После гибели сына в авиакатастрофе дед ввел 14-летнего внука в совет директоров «Юве». Через 10 лет он уже стал непосредственно во главе клуба. Стоит ли говорить, что преданным болельщиком тот оставался до конца своей жизни.
Тайны ФИАТа также не были тайнами для Джованни-младшего, из которого Джованни-старший решил сделать наследника своей империи.
На момент начала второй мировой Джанни занимался изучением права в Туринском университете. В июне 1940 г. он впервые отправляется на фронт. Внук кавалериста вместе с войсками Муссолини принял участие в боях на территории Советского Союза. Там он был дважды ранен. Затем его перевели в Ливию. Когда стало ясно, что господствовать фашизму осталось совсем недолго, Джанни перешел на сторону союзников, на стороне которых он пребывал уже до самого окончания войны.
Хотя сам выход Италии из военных действий застиг его во Флоренции. Там он проходил курс лечения после автомобильной аварии, ставшей первой среди предначертанных судьбой этому лихому гонщику.
После смерти Джованни-старшего в 1945, пост президента компании на 2 десятилетия переходит к его преемнику Витторио Валлетта (Vittorio Valletta), выходцу из Сардинии, которому основатель империи очень доверял.
В это же время 24-летний Джанни с головой погрузился в развлечения. Единственное, что не передоверил никому, так это любимый «Ювентус». В 26 он уже стал президентом клуба. Благодаря проводимой им кадровой политике «бьянконери» завоевали скудетто.
Умберто АньеллиОднако в 1954 году Джанни формально передал занимаемый в «Юве» пост брату Умберто, тем не менее, фактическим руководителем клуба практически до конца своей жизни оставался именно он.
Что касается его личной жизни, то о ней сложены легенды. Слегка эксцентричный Джанни, обладавший великолепным чувством юмора, тонким вкусом и невероятным обаянием, слыл покорителем сердец. Ему приписывали романы с Ритой Хейуорт, Даниэль Дарье, Анитой Экберг и другими не менее известными дамами.
Но 19 ноября 1953 года Аньелли женился на Марелле Карачолло ди Кастаньето (Marella Caracciolo dei principi di Castagneto) (04.05.1927 - ), неаполитанской принцессе. Благодаря своей утонченной красоте, безупречному вкусу и превосходным манерам она часто появлялась на страницах журнала «Vogue», а в 1963 г. и вовсе возглавила международный список самых стильных дам.  
Их первенец Эдоардо появился на свет 9 июня 1954 г. в Нью-Йорке. Годом спустя родилась дочь Маргерита.
Но вернемся к ФИАТу. Витторио Валлетта покинул свой пост 30 апреля 1966 г. В то время, когда речь зашла о приватизации компании, к делам приступил 45-летний Джанни. Помимо прочего, у него были деньги, чтобы выкупить фирму. Так ФИАТ вновь перешел в руки семьи Аньелли.
За 30 лет работы Джанни, автомобильный Феникс вновь возродился из пепла. Несомненно, это было весьма непросто. Да, в 60-е наблюдался экономический бум, производство автомобилей увеличивалось, но параллельно существовали трения с профсоюзами, выливавшиеся в массовые забастовки.
Но постепенно и эти трудности удалось устранить. В 1974 Аньелли и вовсе заключил «социальный мир» с профсоюзами. Так, будучи президентом объединения местных промышленников Конфиндустрии, он установил соглашение с Лючано Лама (Luciano Lama), лидером левого профцентра ВИКТ о введении в Италии «подвижной шкалы» заработной платы, предусматривающей ее индексацию в зависимости от подорожания жизни в стране.
Что касается непосредственно производства, то в первые же годы деятельности Джанни Аньелли на посту главы ФИАТа все процессы были максимально автоматизированы.
Аньелли, унаследовавший от деда сильный характер, проницательность и ум, в итоге развил весьма бурную деятельность. Именно при нем в концерн вошел ряд автомобилестроительных фирм: «Феррари» (Ferrari), «Ланча» (Lancia), «Аутобьянки» (Autobianchi), «Абарт» (Abart), «Альфа Ромео» (Alfa Romeo) (1984 г.), «Мазерати» (Maserati) (1993). Были приобретены контрольные пакеты акций финансовых, туристических и прочих организаций. А также известные производители электрооборудования «Маньетти Марелли» (Magnetti Marelli) и «Вебер» (Weber).
И вновь, как и во время войны, свою роль в судьбе Джанни Аньелли сыграл Советский Союз. 
Следует отметить, что с Россией, а потом и с СССР сотрудничал еще его дед. Первое дочернее предприятие по производству автомобилей и запчастей было открыто в Москве в 1912 г.
Первый советский автомобиль «АМО-Ф-15» (1924 г.) - калька с FIAT-15. В 1930-х гг. ФИАТ возвел в Киеве завод по изготовлению подшипников. А еще позже FIAT-600 стал прародителем знаменитого горбатого «Запорожца».
Джанни пошел еще дальше. В 1966 г. ФИАТ заключил договор с Советским Союзом относительно строительства автозавода в Ставрополе-на-Волге. Уже потом город был переименован в Тольятти, в честь известного итальянского коммуниста, чуть не погубившего ФИАТ в свое время. 
Позднее Аньелли вспоминал: «4 мая 1966 г. в Турине бывший в то время министром автомобильной промышленности СССР Александр Тарасов и почетный Президент ФИАТа Витторио Валетта подписали протокол по созданию автозавода с полным производственным циклом, который затем был определен Генеральным Соглашением, подписанным 15 августа в Москве.
Я также присутствовал там и хорошо помню тот момент, потому что это было великое событие, послужившее началом моего президентства на ФИАТе. Следует сказать, что со стороны ФИАТа именно Валетта был автором этого большого проекта.
И, наконец, в июле 1965 года профессор Валетта выехал в Москву для подписания протокола о «Научно-техническом сотрудничестве», который был первым шагом к заключению контракта о строительстве крупного завода на Волге.
ФИАТ уже имел в своем активе опыт строительства крупных заводов в других странах Европы и Южной Америки. Но этот по своим размерам превышал все. Однако мы были уверены, что хорошо выполненная работа приведет к существенным результатам.
ВАЗ дал много работы нам и всем нашим предприятиям-поставщикам. Для многих молодых русских и итальянских специалистов того времени это было замечательной школой управления.
Мне очень приятно вспомнить ценнейший вклад всех этих людей: руководителей, инженеров и рабочих, русских и итальянских, которые были главными героями проекта ВАЗ и создания крупнейшего автозавода в мире с полным производственным циклом. Без их профессионализма, самоотверженности, исключительной работоспособности и способности адаптироваться было бы невозможно построить менее чем за три года завод, способный выпускать 660 тыс. автомобилей в год.
Джанни АньеллиМежду нашими двумя народами установились также глубокие сердечные и дружеские отношения, которые до сих пор остаются живыми и прочными. И это самый важный и долговечный результат той великой и сложной задачи, сблизившей русскую и итальянскую промышленность».
Джованни Аньелли посетил строившийся ВАЗ в качестве Президента ФИАТа в 1970 году.
Для создания нового советского автомобиля выбор пал на FIAT-124, который был представлен широкой публике в 1966 г. на автосалоне в Париже. В 1967 г. европейские специалисты признали эту модель «Автомобилем года».
Тем не менее, в новый вариант, в ВАЗ-2101 было внесено более 800 изменений. А слегка модернизированный FIAT-126 мы уже знаем как вазовскую «шестерку».
Единственное, что надежность оригинальных итальянских автомобилей все же была несколько выше.
Таким образом, в отношениях с СССР в Джанни проявилась деловая хватка деда, сочетавшая бизнес и политику. По слухам, со всех платежей, поступавших от «советов» определенные проценты отчислялись в кассу итальянской компартии.
Примечателен следующий эпизод, упомянутый в одной из книг об Аньелли. Во время его поездки в Союз в составе парламентской делегации Никита Хрущев отвел его в сторону, чтобы сказать: «Политики приходят и уходят, а Вы будете всегда».
И это при том, что ФИАТ не прекращал сотрудничать с американцами, а Генри Киссинджер (госсекретарь США с 1973 по 1977 гг.) близко дружил с Джанни.
В 1970-х в ФИАТе вновь случился кризис. Во-первых, - постоянные забастовки профсоюзов. Во-вторых, - нефтяной кризис. В-третьих, - продукция не выдерживала конкуренции с французскими и японскими автомобилями. Обесценивание акций вело компанию к краху. И тут неунывающего Джованни Аньелли выручил СССР. В самый критический момент он встретился с советским руководством. Вскоре Правительство Ливийской Джамахирии во главе с полковником Каддафи (Qaddhafi) объявило о приобретении значительной доли концерна. Весть об этом моментально взвинтила стоимость акций ФИАТа в несколько раз. Аньелли ликовал.
В эти же годы пресса пестрит заголовками, гласящими, что FIAT и мафия тесно связаны между собой. И это при весьма большой благосклонности к автоконцерну со стороны правительства Италии. Понятно, что определенные связи с мафиозными структурами у таких крупных итальянских предприятий имеются. Тем не менее, так и не было доподлинно установлено, насколько они велики и как влияют на положение самого крупного работодателя страны.
Что касается производства, то Джанни Аньелли всегда ставил во главу угла автоматизацию процессов. 1978 г. ознаменовался появлением на предприятии роботизированной системы сборки кузова Robogate.
В 1979 году, когда дела вновь пошли в гору, FIAT стал холдингом, объединившем компании: «FIAT Дорожно-строительная техника», «FIAT Инжиниринг», «Ивеко» и FIAT Auto. К концу 80-х гг. уже более 60 % оборота FIAT составили продажи автомобилей за рубежом.
Являясь абсолютным монополистом итальянского автопрома, ФИАТ подарил европейцам (и не только) еще не один народный автомобиль. Такой, как, например, FIAT Panda, дебютировавшая в Женеве в 1980 г. За 20 лет выпуска было создано 60 вариантов этой модели. А в марте 1983 г. все в той же Женеве представили FIAT Uno, который затем 12 лет оставался самым популярным автомобилем Апеннин (Appennini). И уже в 1988 на свет появился FIAT Tipo, удостоившийся позднее титула «Автомобиля года».
Помимо бизнеса Джанни Аньелли был активен в политике. В 1991 г. он стал пожизненным сенатором. Более того, некогда его прочили в послы Италии в США и даже в премьер-министры. Несколько лет он занимал пост главы Итальянской конфедерации промышленников.
28 февраля 2001 года имя почетного Президента концерна ФИАТ Джованни Аньелли было увековечено на стене Европейского зала автомобильной славы в выставочном дворце «Палэкспо» (Женева, Швейцария).
Прочие его интересы простирались от искусства до спорта. Так, в 2002 г. Адвокат (прозвище Аньелли L'Avvocato - Адвокат) подарил Турину картинную галерею, в число собраний которой вошли 25 шедевров. Кстати, именно этот вернисаж стал его последним появлением на публике.
О спорте.
Фигура Аньелли стоит в центре успехов команды «Феррари», выступающей в Формуле-1. Когда в конце 60-х гг. Адвокат узнал о том, что Энцо Феррари (Enzo Ferrari) ведет переговоры с «Фордом» по поводу продажи практически половины своей фирмы, то тут же пригласил легендарного Commendatore к себе. Два знаменитых итальянца XX века быстро нашли общий язык.
Однако, несмотря на финансовые вложения Аньелли, Феррари всегда имел независимость в собственном предприятии.
Сегодня во главе scuderi`и находится Лука Кордеро ди Монтедземоло (Luca Cordero di Montezemolo). В свое время, даже ходили слухи, что он внебрачный сын Джанни.
Джанни АньеллиВ честь умершего владельца FIAT был назван болид Ferrari в 2003.
И невозможно не упомянуть любимейшее детище Джанни Аньелли - «Ювентус». Свой первый скудетто клуб взял в 1905 г. Второй - лишь в 1926, но именно этот стал первым в совместной истории семьи Аньелли и туринского футбольного гранда. Именно в период президенства Эдоардо Аньелли «Старая синьора» победила в 5 первенствах страны подряд.
Его старший сын занимал пост президента клуба с 1947 по 1954 гг. При нем «Юве» прибавил еще 2 трофея Серии А. Под руководством его брата Умберто было выиграно чуть больше. Тем не менее, абсолютно все титулы «Ювентуса» в Европе или в Италии (кроме завоеванного в 1905 г.) - это все Аньелли.
Адвокат (кстати, его нередко называли просто «хозяин «Ювентуса») был не просто владельцем, но преданным болельщиком, радеющим за команду. Его заслугой является создание того непобедимого «Юве» середины 80-х уже прошлого века, когда в стане «бьянконери» блистали Дино Дзофф и Мишель Платини. Легендарными стали ежедневные телефонные звонки в 6 утра Джанни Аньелли (где бы он не находился и что бы он не делал) президенту «Ювентуса» Бониперти (Giampiero Boniperti).
Затем, с изменением ситуации в итальянском футболе (покупка «Милана» Берлускони в 1986 г.), он пошел еще дальше, затеяв грандиозное обновление клуба. На это было потрачено 48 миллионов долларов - колоссальнейшая сумма для европейского футбола 80-х гг. Руководителем был назначен Роберто ди Монтезоло. Новым тренером стал Джованни Траппатони, а главной звездой Роберто Баджо. Нововведение появилось и в распространении билетов. Теперь их можно было приобрести в сети супермаркетов UPIM, принадлежавших, естественно, Аньелли.
Последнюю пертурбацию Джанни Аньелли устроил в 90-х. Во главе клуба была поставлена триада Беттега - Моджи - Джираудо, а наставником команды стал Марчелло Липпи.  
Уже в последние годы своей жизни знаменитый патриарх признавался: «Ювентус» - это вся моя жизнь. Я начинаю волноваться, увидев заглавное «Ю» на обложке любого журнала. Скажу больше: были времена, когда я переживал и за «Удинезе» - просто потому, что у них такие же цвета!».
По сей день контрольный пакет акций, а это примерно 62,3%, сосредоточен в руках семейства Аньелли. Причем, не у ФИАТа, а именно у самого клана.
В одной из своих публикаций наш известный спортивный журналист Георгий Кудинов написал: «Могущество и влияние династии Аньелли на судьбы Италии не могло не коснуться футбола, который является частью общественной, политической, экономической (да какой хотите!) жизни страны.
Ни у кого нет такого количества болельщиков, никто в Италии больше «Юве» не выигрывал. В то же время ни у кого нет стольких недоброжелателей в стане тифози, никого другого не хотят так унизить, как «Ювентус». Как Джанни Аньелли уже при рождении был обречен стать одной из ключевых фигур итальянской истории, так и «Ювентусу» предначертано быть клубом, вокруг которого вертится итальянский футбол» («Спорт-Экспресс». - 2003. - 27 мая).
Более того, даже лидер спортивной печати не только Италии, но и всей Европы, La Gazzetta dello Sport подконтролен все тому же семейству Аньелли.
Да и не обошлось без связей Джанни Аньелли при завоевании Италией права провести в Турине в 2006 г. зимние Олимпийские игры.
Джанни Аньелли скончался 24 января 2003 года. На прощание с «королем Апеннин» в «столицу» Пьемонта прибыли все сотрудники, пилоты «Феррари», футболисты «Ювентуса», многие работники ФИАТа и даже пенсионеры, некогда трудившиеся на предприятии, а также государственные и политические деятели, предприниматели, лидеры профсоюзов, высшие чины иностранных государств, деятели науки и культуры, спортсмены и прочие. О невероятном количестве желающих отдать дань уважения покойному говорит одно то, что для попадания в траурный зал необходимо было отстоять 3,5 часа в очереди, протянувшейся вдоль цехов ФИАТа.
Свое последнее пристанище он обрел в семейном склепе имения Виллар Пероза, в окрестностях Турина.
Сам патриарх любил говорить, шутя, что со временем отпрысков клана Аньелли становится все больше, причем, как на земле, так и на небе. Итак, Джанни отправился за облака, а кто же остался тут, на земле?

 

Джанни Аньелли

Джон Элканн

«Жизнь научила меня не отчаиваться в трудные времена, и не терять голову от счастья, когда удалось решить непростые проблемы».
Джон Элканн


Прежде чем, перейти к следующему поколению клана, обратимся к истории семьи и концерна.
Что касается семьи, то напомню, что в браке с Мареллой у Джанни родились сын и дочь. Эдоардо и Маргерита с прозвищами Крейзи (Crazy) и Дейзи (Daisy), соответственно. Было бы очень даже просто и понятно, если бы непосредственным преемником Адвоката на посту главы автомобильной империи (и не только) стал бы его сын. Но жизнь, к сожалению или к счастью, - штука ужасно нелогичная. Его единственный сын с равнодушием и даже презрением относился к бизнесу, да и капиталистическому укладу в целом. Он увлекался восточными религиями, а заодно и наркотиками. Получил образование в Принстонском университете - изучал там религии. По слухам, после встречи с аятоллой Хомейни в Иране, принял ислам. Позже он ударился в буддизм.
Джон ЭлканнБыл в его биографии  и арест за контрабанду наркотиков в Кению. Разозлившийся Джанни, в конце концов, публично отрекся от сына. Эдоардо стал затворником и в последние годы жизни редко показывался на людях.
15 ноября 2000 г. в Турине  Эдоардо Аньелли, погиб.  Спрыгнув, согласно выводам следствия, с 80-метрового моста на автотрассу. И хотя он никогда не был женат, у него остался сын, родившийся в 1973 г., которого Джанни своим внуком так и не признал.  
Себя, свою рассудительность, коммуникабельность, энергию Адвокат увидел в племяннике Джованнино (Giovanni Alberto Agnelli) - сыне Умберто. Но этим планам не суждено было воплотиться в реальность. В 1997 г. этот высоченный, около 2 метров ростом, 33-летний красавец, фанат быстрой езды, управлявший уже к тому времени заводами по производству мотороллеров «Пьяджо», в одночасье сгорел от редкой формы рака желудка.
В итоге Джанни обратил свой взор к одному из сыновей дочери, Джону Элканну.
Что касается предприятия, то дела пошатнулись еще в конце 90-х гг., когда резко упали продажи, в том числе популярных моделей автомобилей. Альянс с General Motors, созданный в марте 2000 г., счастья не принес. Так, с 2002 по 2004 гг. ФИАТ понес убыток в 10 млрд. евро. Со смертью сначала Джанни, а затем и в мае 2004-го Умберто, компания потеряла еще около 2 млрд. евро. Казалось бы, - дело, затеянное Джованни Аньелли еще в конце XIX века, обречено. Джон еще слишком молод для управления огромной империей, а старшее поколение представлено преимущественно дамами, из которых одна лишь Сузанна (сестра Джанни, Умберто) - член административного совета IFIL (холдинг, осуществляющий руководство делами клана Аньелли), член Европарламента, писатель и журналист.
Но имперский трон все же дождался внука Адвоката благодаря самоотверженной работе Луки Кордеро ди Монтедземоло (ныне президент «Феррари»), Серджио Маркьонне (ныне шеф FIAT Auto), Джанлуиджи Габетти, (вице-президент IFIL на данный момент) и Францо Гранд Стевенса (адвокат семьи Аньелли).
Настало время перейти непосредственно к персоне Джона Якоба Филиппа Элканна (John Jacob Philip Elkann; «Jaki»). Он родился 1 апреля 1976 года в Нью-Йорке. В семье Маргериты Аньелли де Пален (Margherita Agnelli de Pahlen) - художницы и поэтессы и ее первого мужа Алена Элканна (Alain Elkann) (1950) - итало-француза с еврейскими корнями, журналиста и писателя. Их брак распался в 1981 г., когда Джону было 5 лет. Также в этой семье на свет появились его брат Лапо (Lapo) (1977) и сестра Женева (Ginevra Elkann) (1979; режиссер).
В Нью-Йорке он успел окончить лишь начальную школу. Затем семья переехала в Париж, где он продолжил образование в лицее  Виктора Дюрюи (Victor Duruy Lycée). Завершив там обучение в 1994 г. он тут же отправился в Турин, где приступил к познанию  промышленного проектирования. Успел он поучиться и в Кембридже. Причем, все время прохождения практики на тамошнем заводе «Маньетти Марелли» (Magnetti Marelli), принадлежащем ФИАТу,  практически все, окружавшие его там люди пребывали в полной уверенности, что это простой итальянский студент. Но никак не внук почетного председателя совета директоров ФИАТа. Истинное происхождение застенчивого иностранца стало известно им позже.
Затем тоже инкогнито проходил стажировку на производственной линии (сборочный конвейер) компании в Кракове (Польша) (кстати, Джанни Аньелли также некогда анонимно работал на конвейере Ford в Детройте); трудился менеджером по продажам на дочернем предприятии ФИАТа во французском Лилле, работал аудитором на General Electric.
Следует отметить, что семья во главе с Джованни Аньелли-мл. не пожалела ничего для подготовки наследника империи к исполнению ответственной роли. В качестве наставников дед, в свое время, обозначил Паоло Фреско, бывшего на тот момент председателем совета директоров ФИАТа, и Паоло Кантарелла тогдашний генеральный директор компании. Между прочим, когда Джон в 2000 г. окончил машиностроительный факультет Туринского политеха, именно Кантарелла пришел на его выпускной. А от деда была подарена новая малолитражная машина FIAT Punto.
В 1997 г. друг и соратник Джанни Аньелли Джанлуиджи Габетти (Gianluigi Gabetti) ввел 21-летнего дофина в совет директоров ФИАТа. Джон стал самым молодым членом совета директоров концерна, расположившись в офисе его исторической штаб-квартиры.
Этого молодого человека нередко называли и называют последней надеждой клана Аньелли, а также «бензиновой головой», т.к. Элканн без преувеличения является истинным энтузиастом автопрома. Причем, он занимался и занимается не только, собственно, ФИАТовской продукцией, но и вопросами применения электронной коммерции, осуществлял контроль деятельности комитета по использованию Интернета. Джон также работал в сфере корпоративного аудита (General Electric). Он разбирается в особенностях финансовой отчетности и корпоративного управления в США, в центре которого, как известно, увеличение курса акций. Что весьма важно для блестящего ведения дел концерна, для сохранения у династии контроля над FIAT Auto.
Джон ЭлканнВ 2003 г. Джон Элканн пришел в IFIL (холдинговая компания), где занялся курированием зарубежных активов семьи. Состояние ФИАТа того периода являлось далеко не блестящим. Чтобы детище Джованни Аньелли-старшего продолжало жить, вскоре после смерти Джанни пришлось произвести крупный заем у консорциума банков - более 3,76 млрд. долларов.
Более того, праправнук основателя компании, дабы сохранить самую главную жемчужину в короне, распродал ряд непрофильных активов FIAT: страховую компанию, финансовое подразделение и др. А также розничную сеть La Rinascente, винодельческую фирму Chateau Margaux, долю в туристической компании ClubMed.
В 2006 г. Джон занял пост заместителя председателя правления IFIL. Тогда он заявил следующее: «Мне только 30. И я понимаю, что придется потрудиться, чтобы заработать уважение. Унаследовать его невозможно».
Элканн оказался достойным внуком своего деда и праправнуком прапрадеда, истинным Аньелли, - даром, что фамилия отцовская. Обреченный ФИАТ вновь поскакал во весь опор, не давая конкурентам опомниться. Главным подтверждением этого стало то, что уже к началу 2007 г. стоимость его акций выросла в 5 (!) раз.
И, наконец, 14 мая 2008 г. Джон Элканн сменил на посту председателя правления IFIL 83-летнего Джанлуиджи Габетти, управлявшего конгломератом после смерти Адвоката. На тот момент инвестиционной группе IFIL принадлежали 30% акций ФИАТа, 62% акций «Ювентуса», 2,4% акций банковской группы Intesa Sanpaolo, пакеты акций ряда туристических компаний и европейских банков. Общая стоимость активов - 8 млрд. евро. Габетти, лично готовивший внука своего близкого друга к этой ответственной роли, сказал: «Джон уже знает все, что нужно. Он полностью готов».
На данный момент организации, контролируемые холдингом создают 5% ВВП Италии. Кроме того, ФИАТ вновь вернулся в Россию. Совместно с компанией «Соллерс» (бывшее ОАО «Северсталь-авто») создан ряд предприятий по выпуску автомобилей и продаже ФИАТовских машин.
Что касается сугубо частной жизни, то 4 сентября 2004 года 28-летний Джон Элканн женился на 26-летней Лавинии Борромео. Его супруга родом из знатной итальянской династии, чья история восходит к средним векам.
Бракосочетание состояло из, собственно, венчания и свадебного приема. Обвенчали пару в скромной часовне на острове посреди озера Лаго-Маджоре в присутствие 60 родственников и друзей. Прием же был устроен уже на другом острове, принадлежащем Борромео. На него было приглашено более 500 гостей, среди которых значились: Сильвио Берлускони, Генри Киссинджер (бывший госсекретарь США был близким другом Джанни Аньелли), Михаэль Шумахер, Эль Макферсон и Карла Бруни.
Помимо известных персон, свадьба запомнилась еще и роскошным 5-метровым шоколадным тортом.  
Их первенец Леоне появился на свет 27 августа 2006 года. А 12 ноября 2007 года родился его младший брат Очеано (итал. Oceano - «океан»). Как пояснил сам отец, это имя носил один из христианских мучеников, день памяти которого отмечается 18 сентября.
Если же говорить о спорте, к которому семья Аньелли всегда имела непосредственное отношение, то и тут Джон не отступил от дедовских заветов. И «Ювентус», и «Феррари» по-прежнему в надежных руках.
И именно на долю Элканна выпали «Моджигейт» и отправка «бьянконери» в Серию В в 2006 г. Летом же 2007-го Джон заявил о том, что отныне «Юве» будет избегать многомиллионных трансферов - характерной черты прежнего руководства клуба: «Траты Моджи и Джираудо были неразумны. Путём махинаций они повышали стоимость игроков. Так дальше продолжаться не могло. Серия B стала для нас тяжёлым испытанием и стоила также немало денег. Я верю в рациональную модель: расходы не могут составлять 80 процентов бюджета». Это же он подтвердил и позднее, накануне одной из встреч с миланским «Интером», когда представители клубов традиционно пытаются поддеть друг друга: «Мы уверены, что затраты на обеспечение функционирования клуба не могут составлять более чем 80% от дохода. Например, у «МЮ» эта сумма составляет 55%.
Поэтому мы и развиваемся в несколько ином направлении. История демонстрирует, что нельзя «купить» скудетто, выкидывая огромные суммы денег. Так что, «Интер» - не лучший пример. Мы предпочитаем следовать модели, которую используют «МЮ» и «Лион».
Несмотря на это, «Ювентус» до сих пор является одним из активных игроков на рынке футбольных трансферов. Так, только на приобретение Тьягу, Яквинты и Альмирона в 2007 г. было затрачено около 30 млн. евро.
Джон ЭлканнРуководство же туринским грандом теперь осуществляют  президент Джованни Коболли Джильи, исполнительный директор Жан-Клод Блан и спортивный директор Алессио Секко.
Периодически Джон Элканн лично посещает не только матчи, но и базу в Виново (Vinovo), где команда тренируется. Там он общается со спортсменами и тренером. О деятельности нынешнего наставника «бьянконери» он отзывается так: «Клаудио Раньери отлично выполняет свою работу.
Команда, в свою очередь, всегда сражается, ощущая поддержку тренера, который создал атмосферу единства всех игроков: от тех, которые давно с нами и до тех, кто недавно в команде».
Мировой финансовый кризис не обошел своим вниманием и футбол. И в конце 2008 г. президент «Юве» Джованни Коболли Джильи выступил со следующим заявлением: «Большинство итальянских клубов тратят деньги нерационально. Наша стратегия отличается от всех прочих: мы имеем четкое представление, сколько и за что следует платить. Шестьдесят процентов бюджета предоставляет семья Аньелли, сорок - доходы от нашей рыночной деятельности. Нам удалось найти ряд хороших решений, благодаря которым «Ювентус» имеет возможность эффективно зарабатывать. То, что нам удается в общей сложности получать столько же, сколько тратить, не считаю каким-то экономическим подвигом.
Владельцы многих команд в Италии, Англии и России идут по другому пути: выкладывают десятки миллионов и скупают суперзвезд. Для нас такая стратегия неприемлема. Мы стараемся думать и о завтрашнем дне. Именно поэтому инвестируем сейчас очень серьезные средства в строительство стадиона. Когда арена будет готова, у нас появится еще больше возможностей для успешного функционирования клуба, развития его инфраструктуры.
Финансовый кризис, конечно, создает определенные проблемы. Но наше строительство подкреплено гарантиями на самом высоком уровне, и у нас нет оснований беспокоиться за судьбу нового стадиона. Минимум 70 процентов финансирования у нас уже есть. А с учетом потенциальных прибылей от телевизионных контрактов и рекламы получить оставшуюся часть будет нетрудно. Надеюсь, к 2011 году, когда мы планируем завершить строительство, кризис уже закончится и ситуация на рынке будет более благоприятной».
Полагаю, что пока в клане Аньелли существуют определенные управленческие традиции, то клуб в любом случае будет на плаву. И при таком ярком образце нового поколения европейских бизнесменов, коим является Джон Элканн, - тем более.
И было бы неразумно и несправедливо в этом повествовании обойти стороной младшего брата Джона, Лаппо Элканна. Поэтому и ему будет посвящена небольшая главка.

Лапо Элканн

«…мечты - это не всегда просто фантазия. Есть люди, которые держат их в закрытом ящике стола и не осмеливаются воплотить их. А самая отвратительная вещь в мире, это иметь мечты и быть неспособным воплотить их в реальность».
Лапо Элканн


Лапо ЭлканнЛапо Элканн - образованный хулиган и икона стиля. Еще один внук Джованни Аньелли-мл., похожий на деда и внешне.
Родился 7 октября 1977 года. Учился в Париже и Лондоне. Ныне является акционером и директором по маркетингу ФИАТа (автор идеи римейка FIAT500). Модник, трендсеттер с репутацией плейбоя. В этом он также походит на деда, которого знаменитый миланский дизайнер Нино Черрутти (Nino Cerrutti) называл одним из своих главных вдохновителей, наряду с Джоном Ф. Кеннеди и образом Джеймса Бонда. Да и сердцеедом Джанни Аньелли был знатным.
В 2005 г. имя его внука оказалось в центре скандала. В критическом состоянии он был госпитализирован из-за передозировки наркотиков. Концерн ФИАТ опубликовал официальный бюллетень в котором заявлялось, что у Элканна возникли «проблемы с дыханием фармакологического происхождения». Тогда как даже чопорнейшая британская The Times писала следующее (на основе материалов своих итальянских коллег): «Врачи в Турине говорят, что синьор Элканн сейчас оправляется от «смертельного коктейля», состоявшего из кокаина, героина и алкоголя. Элканна увезли с приступом удушья не с респектабельной вечеринки, а из самого сомнительного района Турина, где он находился в очень подозрительной компании».
Серьезных последствий не случилось. Организм Лапо оказался весьма стойким. Уже буквально через 2 дня он покинул больницу Мауризиано. После этого происшествия Лапо Элканн провел несколько недель в известной реабилитационной клинике The Meadows («Лужайка») (Аризона, США).
Лечение ли помогло, или что-то еще, но только имидж рыжеволосого денди тоже несколько реабилитировался с тех пор.
На самом деле, он весьма прелюбопытная персона. Умный, харизматичный, энергичный, страстный. Сам себя он порой именует «креативным предпринимателем». В одежде отдает предпочтение вещам собственного дизайна. В прошлом году американский журнал «Эсквайр» включил его в первую десятку ежегодно публикуемого списка самых стильных мужчин мира, указав, что Лапо «в одежде предпочитает спортивный стиль - костюмы из легких или мягких тканей».
Живет в Нью-Йорке, на Манхеттене. Но при этом является патриотом: «Я люблю свою страну, из всех других предпочитаю именно ее. Я отказался принять американское гражданство.  Проходил военную службу на родине. Я хочу поддерживать свою страну, работаю именно с итальянскими продуктами. В моей марке есть сама Италия».
Помимо прочего, является основателем и президентом двух компаний  Italia Independent and Independent Ideas.
Его настольная книга «Искусство войны» Сан Тжу.
Лапо ЭлканнПомимо вышеупомянутого, Лапо неравнодушен к спортивным автомобилям и футболу. О любви к последнему свидетельствует татуировка на правой руке Лапо, символизирующая его любимую футбольную команду.
Естественно, что за Juve Лаппо всегда стоит горой. А больше всех от него достается «Интеру» - лидеру последних чемпионатов Италии. Так, например, он публично усомнился в ценности скудетто, выигранного «нерадзурри» в сезоне 2006/07, который «бьянконери», в свою очередь, провели в Серии В. «Интер» располагает отличной командой, но скудетто, выигранный «нерадзурри» за нашей спиной, не может быть настоящим. Мы - бойцы и никогда не сдаёмся».
А последний жесткий ответ миланскому клубу, в частности, главному тренеру команды Лапо предоставил совсем недавно, в начале марта. На столь гневную тираду Элканна подтолкнула очередная скандальная выходка португальца.
«Предупреждаю сразу, я говорю как болельщик и от себя самого. Я не представляю клуб и не говорю от его имени.
Футбол должен дарить людям радость и энтузиазм, футбол должен творить. А Моуриньо своим вульгарным высокомерием за семь минут выступления на телевидении показал себя надменным наглецом. Пусть лучше займется делами внутри клуба, вместо того, чтобы совать нос в дела других.
 Моуриньо - тренер, причем очень высокооплачиваемый. Я бы посоветовал ему сконцентрироваться на том, за что ему платят, а не терять время на комментарии того, что происходит с другими, брызгая ядовитой слюной на другие команды. Потому что уже почти каждый матч «Интера» заканчивается скандалом. Что игра с «Ромой», что дерби. За Моуриньо стоит только его наглость и высокомерие. Ему следовало быть повнимательнее, когда он открывает рот.
Если ему уж так хочется стать телевизионной звездой, то пусть пойдет и поучится у тех, кто это умеет делать. Ему еще очень далеко до телеведущего. Я как болельщик не могу дождаться встречи с «Интером». Но в конструктивной манере, а не деструктивной, просто как большой любитель футбола, которым я являюсь».
Такой он, Лапо, - элегантный, затягивающий, наблюдательный, вдумчивый, мечтательный, искренний - словом, - необычный. И тоже Аньелли. Хотя и Элканн.

Андреа Аньелли

«История моей семьи связана с этой командой, она началась 84 года назад. Около 50 лет назад мой отец был президентом, но близость с «Ювентусом» всегда была духовной. Не хочу делать какие-то сравнения с теми временами. Мы должны думать о завтрашнем дне. Я горд тем, что могу внести свой вклад». 
Андреа Аньелли


Андреа Аньелли

Он родился в Турине в 1975 году, учился в Оксфорде (Международный Колледж Св. Клейра) и в Милане (Университет Луиджи Боккони).

Он получил отличный опыт в различных сферах как в Италии, так и заграницей, включая Iveco-Ford в Лондоне, Sales and Marketing в Пьяджо, Auchan Hypermarché в Лилле, Schroder Salomon Smith Barney в Лондоне, где он приобрёл опыт по фондовому разделению рынков капитала. Работал в департаменте маркетинга в «Ювентусе», где занимался продвижением и развитием бренда.

В 1999 году занял должность в Ferrari Idea в Лугано и развивал бренд Ferrari в неавтомобильной сфере. В ноябре 2000 года переезжает в Париж и становится ответственным за маркетинг в Uni Invest SA, дочерней компании Banque San Paolo, которая занимается инвестициями. С 2001 по 2004 Андреа Аньелли работал в компании Philip Morris International в Лозанне, где сначала отвечал за маркетинг и спонсорство, а с декабря 2003 за связи корпорации.

В 2005 и 2006 году работает над стратегическим развитием IFIL Investments S.p.A. В марте 2007 он основал Lamse S.p.A., финансовую холдинговую компанию, став её генеральным директором. В апреле 2008 года он был назначен генеральным директором Royal Park Golf & Country Club I Roveri, где его задачей было создание гольф-курорта с международными стандартами этого вида спорта, сервисами и развлекательной программой.

С мая 2006 становится членом Совета Директоров компании IFI, которая после слияния с IFIL Investments S.p.A. получила имя EXOR S.p.A. В апреле 2007 он стал членом попечительского совета фонда прямых инвестиций BlueGem Capital Partners LLP. Андреа является членом Федерального Совета Итальянской Федерации Гольфа.

Он также является генеральным партнёром компании Giovanni Agnelli e C. S.a.p.az. С 30 мая 2004 года вошёл в Совет Директоров компании Fiat S.p.A.

Теги: Андреа Аньелли Джанни Аньелли Лапо Элканн Джон Элканн