Представляем вашему вниманию колонку главного тренера «Ювентуса» Массимилиано Аллегри в журнале Players’ Tribune. Её мы разбили на три части, представляем первую часть:

 

«Когда я смотрел за полётом мяча после удара Марио Манджукича над головой вратаря «Реала», я подумал: «Вау… может быть».

 

Потом мяч всколыхнул сетку ворот, и я подумал: «Хорошо, может быть, это наш шанс».

 

Тот гол стал следствием завораживающих действий наших футболистов и чудесного удара Манджукича. На мой взгляд, такой гол больше никогда не повторится. Всё это показывает разницу между обычным клубом и клубом, играющим в финале Лиги Чемпионов. Недостаточно быть великими. Нужно быть особенными.

 

У нас есть особенные футболисты. К сожалению, у «Реала» их много. Во втором тайме я понял, что у нас просто нет достаточных инструментов, в которых мы нуждались. Мы имели в составе двух футболистов, еле стоящих на ногах из-за травм, а «Реал» провёл очень умный матч. Они были спокойными. Они чувствовали себя комфортно.

 

Чтобы достичь финала, нужно иметь талант и удачу. Чтобы выиграть там, нужно быть лучшей командой. Это может прозвучать странно, но я покинул поле в ту ночь со спокойной душой. Я понимал, что мы не были лучшей командой. Это было очевидно.

 

Я улетел из Кардиффа с командой и приземлился в Италии. В следующий вечер, когда я вернулся домой, я задал себе очень сложный вопрос: это конец пути? Я достиг предела, которого мог достичь с этой командой?

 

Массимилиано Аллегри

 

Я задавался вопросом, следует ли мне написать финальную главу в моей истории с «Ювентусом». Часть меня считала, что мне стоит прийти в понедельник и с уважением подать в отставку.

 

Тогда я подумал о том, как стал тренером впервые в своей жизни.

 

Мы должны вернуться в то время, когда мне было 14 лет. Вот тогда всё усложнилось. Когда я был просто маленьким мальчиком, я помню, что жизнь была крайне проста. Я был счастливым, тихим ребёнком. Моим лучшим воспоминанием было то, как мой дедушка взял меня с собой на скачки в Ливорно. Всё, что я помню из того времени: скачки, футбол, может быть, ужин с моей мамой. Мне не нравилась школа, но тогда школа не была такой серьёзной.

 

Но когда мне исполнилось 14 лет, всё стало куда серьёзнее.

 

«Масси, ты не можешь пропускать школу! Ты должен сдать эти экзамены! Ты должен сидеть спокойно и учить про Наполеона

 

Я ненавидел это. Ненавидел.

 

Я помню, как сидел как-то в классе, а учитель был зол на меня из-за чего-то, и я всё понял. Я помню, как сказал себе: «Я не должен быть хорошим студентом. Но я могу быть хорошим директором».

 

Может быть, каждый футбольный тренер мечтает о том, чтобы быть школьным директором, я не знаю.

 

Массимилиано Аллегри